Two month away. Part III. Запад Шри Ланки (RU Only)

Из Нувара Элии мы выбираемся таким же способом, как и в прошлый раз с Шуриком – на арендованной машине. Только вместо того, чтобы ехать в Канди, едем в место с непроизносимым названием Удавалаве.


Тут Томмасо просил меня написать “Tatiana is a chicken” потому что я побоялась брать мопед, памятуя про движение и убитые дороги.
На деле дороги – прекрасные новые серпантины и дождя нет совершенно. Татьяна облажалась.
Реальную опасность на дороге представляют разве что собаки, которые тут совершенно спокойно гуляют по проезжей части или так же спокойно на ней спят. Ну и один раз мы тихонько переехали гигантскую змею. А так – все нормально.

Первую часть до Эллы еще есть достаточно много траффика. Машина петляет за грузовиками, кузов которых часто переоборудован для перевозки пассажиров. Грузовики смердят прямо-таки черным дымом из своих выхлопных труб и бензином воняет даже в нашей машине.

Элла – это еще один небольшой туристический городишка в горах, откуда начинается много маршрутов для треккинга. Самый известный из них это Пик Адама. Утес с которого буквально открывается вид на весь остров.

Наш водитель любезно делает остановку перед водопадом. Самое интересное в водопаде не сам водопад, а толпы мартышек вокруг него.

Мартышек сопровождают не меньшие толпы продавцов всякой фигни, особенно меня интригуют продавцы камней.

Идеальной поездкой было бы арендовать тук-тук в Негомбо, тогда не нужно было бы бояться дождя и не пришлось бы мучаться с транспортом. Заодно было бы интересно научиться гонять на тук-туке.

Меня  сильно укачивает в машине, а на серпантине и с бесконечными выхлопными газами в ее салоне – меня укачивает еще быстрее. Хорошо, что по дороге была пара остановок, где все ходили смотреть на водопады и обезьян, а я

Город, или правильнее сказать деревня, Удавалаве представляет собой длинную пыльную улицу с одним ответвлением, уходящим куда-то в джунгли. Улица забила местными двухэтажными домиками, построенными на отбитой у леса территории. Получается, что идешь все время перед чьи-то забором, и над тобой постоянно нависают ветки наступающих деревьев. Весь быт тут завязан либо на предоставлении жилья туристам, либо на аренде джипа для поездки на сафари. Т.е. на каждом втором доме висит табличка про сафари, и по улице туда-сюда бесконечно снуют эти самые джипы. А еще везде спят собаки. Им тут делать совсем нечего, так что собака просто встает и бежит за тобой минут тридцать в неизвестном направлении.
Если долго идти по дороге (тротуары тут никто не придумал), то деревня упирается в озеро, мост и забор вокруг заповедника.
Кроме нас идиотов, пешком пришедших из города не оказывается. Но пара машин все же останавливается, как же не посмотреть на слона на фоне заката?

Как написано в Википедии, здесь обитает поголовье около 600 слонов, главной местной достопримечательности. Также здесь есть буффалло, крокодилы, множество видов птиц, обезьяны и прочие радости.

В парк можно поехать только на транспорте. Водители с внедорожниками «дежурят» у входа в парк, цены у всех одинаковые. Или же можно заранее поискать водителя в деревне. Мы просто договорились с другом хозяина нашего геста.

Можно выбрать, поехать ли утром или вечером. Днем слишком жарко, животные прячутся. Утром, конечно, намного лучше. Просто надо радостно проснуться в 5. В 5:45, как только начинает светать,  город оживает и толпы сонных туристов все несутся ко входу в парк на своих джипах. В джунглях душно и влажно, даже в 10 солнце уже печет нещадно.

Если очень хорошо присмотреться, то видно, что одна из черных точек в воде – это не буфалло, а крокодил.

Кроме сафари в этом городе делать вообще нечего. Так что все приезжают вечером, утром едут на сафари и днем уезжают. Я тупо нашла какую-то комнату на букинге прямо по приезду.

Наш хоумстей/отель совершенно новенький, держит его молодой парень со своей мамой. Каждому гостю полагается отдельное бунгало с прекрасным ремонтом. Поскольку никаких ресторанов в городе нет, еду вечером на всех готовит мама.
Нам досталось какое-то карри с огромным количеством риса и вкусный овощной суп.
Мама же дает в дорогу завтрак следующим утром.

Сафари длится порядка 4 часов и все это время водители джипов гоняются за скоплениями слонов. За этим достаточно интересно наблюдать. Все эти переговоры по радио, где кто кого видит.

Переодически джипы останавливаются чтобы все могли пофотографировать зверей на свои телефоны. Один раз нас даже выпустили немного погулять по поляне, куда тут же набежали попрошайничать обезьяны .

Сафари заканчивается в 10 утра, можно даже пару часов вздремнуть перед тем, как грузиться в машину и ехать к морю.

Потертый белый фольксваген везет нас и каких-то случайных немцев на море, в Мириссу. Эта поездка наверное заняла бы совсем недолго, если бы не города. В горах деревушки совсем маленькие машин нет. Из препятствий только вездесущие собаки, которые часто могут спать прямо посреди дороги. А вот рядом с морем начинается одна большая пробка.

Мирисса – это уже типичный туристический азиатский город на море. Где есть большая улица с тук-туками и автобусами, закоулки, отели рядом с пляжем, группы офигевших умеренно пьяных туристов.

Тут уже легко найти жилье в нескольких десятках метров от пляжа за копейки. В доме на первом этаже живет большая семья, а на втором три комнаты для гостей и большой балкон. Лестница со второго на первый через гостиную, и каждый раз поднимаясь в комнату наблюдаешь какую-то семейно-бытовую сцену. Местным совершенно нет дела по облезлых от солнца туристов, слоняющихся туда-сюда.

В Миррисе каждый день начинается и заканчивается монотонным пиликанием “К Элизе”, перемешанным с завыванием из храма за углом. На второй день выясняется, что музыку играет тут-тук, без устали продающий на соседней улице буханки чуть подгоревшего хлеба.

Днем по деревьям весело бегают обезьяны, а ночью с пальмы на пальму летают огроменные летучие мыши, что особо эффектно смотрится на фоне рассекающих небо молний.

После гор, паники с переездами и всего прочего, три дня ничего не делания на море – это просто шикарный отдых. Проблема только в том, что в Мириссе совершенно нечего делать. Песчаная бухта совсем небольшая и с обоих сторон упирается в каменистые утесы. Через несколько дней валяться на берегу и читать книгу становится немного скучно. Я, вспомнив, прошлую поездку, решаю, что нужно ехать в Хиккадуву.

Ехать нужно на автобусе. Этот опыт вообще сильно отличается он того, как перемещаются на автобусах на западе. Индийские автобусы вообще считаются уникальным явлением.

Автобусы обычно не останавливаются, а просто притормаживают, чтобы в них можно было легко запрыгнуть. Когда ты большой и автобус, ты точно прав. Даже если обгоняешь еще два автобуса по встречке в закрытом повороте.

В каждом автобусе есть специальный мужик, который при подъезде к остановке высовывается из двери и начинает что-то орать. Я подозреваю, что орет он конечную точку назначения, но понять это сложно.

Для белого человека в автобусе цена проезда приблизительно в 10 раз выше, чем для местного.

В Хиккадуве я была пять лет назад, перед тем, как уехать жить в Германию. Тогда мы с Шуриком пробыли там целую неделю, и были чуть ли не единственными туристами в низкий сезон. Я бы не сказала, что за пять лет все стало совсем другим, но, безусловно, туристических штук, отелей и ресторанов появилось очень много. И в целом все выглядит немного более прилично, чем полу-пустая деревня, которая мне запомнилась.

По пляжу каждое утро ходит мужичок продающий кокосы. Кокосы огромными связками висят с двух сторон бамбуковой палки. Чтобы было попроще, мужичок наматывает посередине пальмовых листьев, также, как я наматываю в зале полотенце на штангу. Жизнь.

Сразу после заката, когда все серферы уже разбежались, а владельцы прибрежных ресторанов только-только расставляют вдоль линии прибоя свои грили, ожидая выползающих вечером к морю обгоревших белых людей, по пляжу в одну сторону проезжает трактор.

Все окрестные собаки, проводящие день валяясь под лежаками, долго бегут за этим трактором и гавкают на его огроменные колеса. Начинается отлив.

В воде в заливе в центре города живет большая черепаха. Черепаху все кормят водорослями и пытаются сфоткать. Местные делают бизнес на продаже этих самых водорослей для черепахи.

Я узнала, что серфер из меня еще хуже, чем сноубордер. Наибольшим достижением я могу считать полет с доски лицом вперед и долгое кувыркание под водой, пока волна не выбросила меня вместе с доской на берег. В целом было очень интересно попробовать, и теперь есть еще один повод посмотреть, что творится в Индонезии.

Рядом с отелем вечерами разворачивается куча ресторанов, где продают морепродукты ленивым туристам.

Завернутых в фольгу рыбин прямо запекают перед линией прибоя. Мальчик на переднем плане – воплощение местных хипстеров. С бородой, андеркатом и даже завитыми вверх усами. Только вот усы все портят. Эти завитки делают его похожим скорее на человека с традиционной укладкой усов, как было принято в индийской армии.

Интересно как меняется национальная составляющая на пляже с течением дня. Вообще Хиккадува – город, где полно русских туристов. Их возят сюда на больших автобусах в туры. Поэтому по всему городу куча вывесок на русском.

Местные русских не очень любят, говорят, много пьют и не знают английского. Утром весь пляж забит русскими семьями, плотными мужчинами и женщинами с золотыми цепями, щедро мажущими друг друг кремом против солнца.

Зато вечером русские куда-то пропадают и на смену им приходит англоговорящая публика, зависающая в барах.

После бесконечных переездов, Катара, Коломбо, гор, подъемов в шесть утра дни на море, когда можно просто валяться на солнце, читать книгу и убиваться на бадиборде – отличный перерыв. Но все хорошее заканчивается, нужно уезжать.

И тут совершенно внезапно случается подстава – идея поехать на прекрасном поезде без дверей до Коломбо не осуществима. Забастовка. Поезда не ходят. Нужно ехать в автобусе и не погибнуть.

Так что еще раз это сакральный автобусный опыт. Автобусы ездят с открытыми дверьми – одна сзади, одна спереди.

Хозяева автобуса до Коломбо два молодых парня.

Один рулит и бибикает, а второй, в кепке Линкин Парк, бегает по проходу и продает всем билеты. Куда бы мы ни ехали, десять минут или час, наш билет все время стоит 200 денег с человека, т.е. около одного евро. Водитель выглядит как самый настоящий хипстер, с бородой и в полосатом поло. Одной рукой он сжимает гигантский руль, а второй лениво покуривает сигарету. На багажную полку засунут старый динамик Пионер из которого со всей дури лупит индийская музыка, а над лобовым стеклом сооружен настоящий алтарь с лед-подсветкой, которая мигает ей в такт. Автобус стабильно останавливается у всех храмов на пути, куда парень в кепке бегает относить подношения.

Тем временем, пора мне покинуть эту чудесную страну.

Все заканчивается там же, где и начиналось. На Fort Station в Коломбо. Через дорогу от вокзала автобусная станция. Ее площадь заставлена старыми железными монстрами, на крышах которых сидят гигантские вороны. А с дерева на дерево перелетают огромные стаи летучих мышей. Это очень странное место. Тем не менее, оттуда можно выбраться из Коломбо и оказаться в Негомбо, откуда уже летают самолеты.  Впереди еще месяц пути.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s